Павел Засухин. "ЕСЛИ БЫ НЕ СЕМЬЯ, ВЕРНУЛСЯ БЫ НА СЕВЕР"

(Опубликовано в №51 газеты «Заря Севера» за 2018 год).

Михаил Александрович Якимов — знаковая фигура для Палатки. Он был главой посёлка в один из наиболее сложных исторических периодов — на излёте девяностых — в начале нулевых. Десять лет назад уехал из Магаданской области в Хабаровск. Но, и проживая гораздо южнее, связи с поселком Палатка не теряет, в частности, выписывая нашу газету. А недавно он и вовсе появился на пороге редакции собственной персоной — в Палатку его привели личные дела. Мы не могли не воспользоваться моментом, чтобы расспросить нашего известного земляка о его нынешнем житье-бытье. Ведь всегда интересно знать, как устраиваются бывшие колымчане на материке, как у них дела, испытывают ли ностальгию по северу? А в случае с Михаилом Александровичем Якимовым публикация оправдана еще и потому, что 20 декабря ему исполняется 65 лет — весьма солидная дата.

— Воспоминания бередят душу! — признался Михаил Александрович в начале нашей беседы. — Я помню Палатку совсем молодым, неухоженным, одноэтажным поселком. Что тут было, когда начинался мой трудовой путь? — два многоквартирных дома по улице Центральной, 18 и 20, да еще так называемый «учительский дом» — Ленина, 66. Получить в нем квартиру было очень престижно, и, когда был образован Хасынский район, там поселили руководство, в том числе первого секретаря райкома Прокопенко. Остальной жилой сектор — это были одноэтажные частные дома. Теперь же прогресс на пути благоустройства просто поражает. Сейчас смотрю на эту красоту и радуюсь. К слову сказать, я всегда поражался организаторским способностям и целеустремленности Александра Александровича Басанского, трудами которого произошли многие положительные изменения в облике поселка. Мы с ним знакомы очень давно — когда я работал в торгконторе, он был работником Карамкенского ГОКа. В те годы существовало такое понятие, как «дефицит» и действовала общественная комиссия по торговле, членом которой он был. Так мы и познакомились...

В дальнейшем разговоре Михаил Александрович вспомнил множество имен. В основном тех, с кем бок о бок трудился. Конечно. всех коллег перечислить не смог: по его же словам, в 1990 году, когда произошло слияние Аткинской и Палаткинской торговых контор, численность его трудового коллектива достигла полутора тысяч женщин. («И всего пятьдесят мужчин!»- с улыбкой замечает мой собеседник).

— В этот свой приезд я повстречался и с Людмилой Свердлик, и с Надеждой Нестеровой, и с Екатериной Шляхтиной, которые продолжают работать в выбранной в молодости профессии. И, конечно, с большим удовольствием поговорил с Надеждой Михайловной Поповой — так получилось, что половину жизни мы с ней вместе были — она долгое время работала бухгалетром в торгконторе, а затем — главным бухгалтером поселковой администрации, когда я был избран главой поселка.

… До того, как возглавить поселок, Михаил Якимов прошел на Севере основательный трудовой путь с «самых низов» — в 1971 году, когда только приехал в Палатку, пошел устраиваться грузчиком в УРС, потому что нигде больше вакансий не было. Однако молодого человека заметил замначальника торгконторы Иван Михайлович Плахта, который предложил Якимову не очень обычное место — продавца в универмаге. По тем временам стоять за прилавком считалось сугубо женским делом, но Михаил согласился и это согласие определило всю его дальнейшую судьбу.

Заметим, что старый палаткинский универмаг (без названия — просто универмаг) располагался под сопкой в деревянном одноэтажном строении барачного типа, которое затем получило историю удивительную. Как универмаг съехал, там поселился магазин хозтоваров, но в начале 90-х здание занял православный приход, и место стало, в буквальном смысле, намоленным.

Новый универсальный магазин «Русь» в Палатке открывался, когда Михаил Якимов уже стал продавцом — в 1972 году. И здесь он встретил спутницу жизни — его будущая супруга Ольга Анатольевна просто пришла покупать магнитофон, а в 1975-м последовала за Михаилом Александровичем в ЗАГС.

С течением времени М. А. Якимов стал последовательно заведующим отделом радиотоваров, затем — завмагом, потом — заместителем начальника Хасынской торговой конторы УРСа. В восьмидесятые его отправили в Омсукчан — уже начальником тамошней торгконторы. В 1988 году в результате выборов (была тогда такая «фишка») стал руководителем Хасынской торгконторы.

Когда в стране грянули революционные изменения, Михаил Александрович по приглашению тогдашнего мэра Палатки Осипова пришел работать в администрацию поселка. А после отъезда Осипова на материк по решению поселковых депутатов возглавил администрацию.

Палаткой он руководил два срока (на второй избирался уже всенародным голосованием) и, повторюсь, его каденции пришлись на весьма сложные времена. Достаточно вспомнить, что в самом начале «нулевых» годов в областной администрации возобладала идея ликвидации органов местного самоуправления в поселках, которая, впрочем, до реализации была не доведена, но сказалась и на финансировании, и на полномочиях поселков.

Наверное, лишь в конце второго периода своего управления поселком Якимову удалось сделать что-то для реального улучшения жизни земляков: первые, с точки зрения сегодняшнего дня — весьма небольшие работы по асфальтированию и обустройству детских площадок начались при нем.

Сейчас волнения и заботы того периода, прибавившие Михаилу Александровичу седых волос на голове, — в прошлом. На передний план вышли семейные заботы.

Впрочем, как он сам говорит, Михаил Александрович всегда семью ставил на высший уровень шкалы ценностей. Наверное, сказалось на этой позиции нелегкое детство — рано потерял родителей, его, как и братьев, воспитывала старшая сестра. Братья Владимир и Алий, выбравшие своей профессией геологию, первыми приехали в Магаданскую область. Сейчас, увы, обоих уже нет в живых. Собственно, недавняя смерть Алия и была основной причиной, что М. А. Якимов дважды за последний год приезжал в Палатку — надо было выполнить печальную миссию по поводу похорон брата, разобраться с его наследством...

Вот уже почти десять лет Михаил Александрович является жителем города Хабаровска. И не сказать, что ему очень уж нравится быть хабаровчанином.

— Все же, если бы не семья, я бы, наверное, вернулся на Север, — задумчиво говорит мой собеседник. — Но это уже невозможно сделать: жена там прижилась, да и от внуков никуда не денешься.

Внуки составляют законную гордость Михаила Александровича. В Хабаровске их трое: Сергей (16 лет, учится в школе), Анечка (12 лет, школьница) и младшенькая Машенька, шести лет. Еще двое замечательных девчонок проживают с дочерью Михаила Александровича в Москве: Дашенька, которой шестнадцать, и девятилетняя Таня.

— В Москву я, как уехал с Севера, летал каждый год на всю зиму. Водил внучек в детский сад, на кружки и секции. Было очень весело, нескучно! Тем более, что Дашенька — очень умная девочка, увлеклась физикой и математикой, участвует в олимпиадах по этим предметам, на последних каникулах отдыхала и занималась в летнем лагере с физико-математическим уклоном, — рассказывает Михаил Александрович.

А в Хабаровске, говорит он, все внуки вечером обязательно собираются у них с супругой в квартире — родители живут за городом, и так детей проще собрать.

К Хабаровску Михаил Александрович относится сдержанно. Да, центр города красив и благоустроен, но по окраинам и непорядков разных хватает. И еще — люди совсем не колымского характера.

— Колымчан отличает, прежде всего, внимание и забота друг к другу, — говорит бывший мэр Палатки. — Нигде в стране такого уровня взаимопонимания и взаимовыручки не встретишь.

И он вновь возвращается в разговоре в былые дни: вспоминает свою наставницу в профессии Александру Ивановну Рахманину, которая наставляла его в период работы учеником продавца, а также других коллег — Швайкерт, Энтину, Дудникову. А потом неожиданно говорит:

— О советской торговле ведь немало плохого и обидного сказано — дескать, там одни рвачи и воришки работали. Но это совершенно не так! В коллективе Хасынской торговой конторы УРСа работали в подавляющем большинстве люди честные, какие-то приспособленцы и преступники были редчайшим исключением...

В Хабаровске, по приезду, у Михаила Александровича было намерение выйти на работу, ему предлагали должность в администрации одного из поселков. Но потом семейные заботы окончательно его захватили — купили машину, дачу, и жизнь потекла несколько в ином ритме.

— Я готовить очень люблю, — улыбается Михаил Александрович, — жена к плите даже не подходит.

Я спросил у Якимова: приехав сейчас, что он ощущает в Палатке? Нет ли каких-то признаков ненужности поселка, его угасания? Ведь это всегда заметно лучше со стороны?

— Когда только уехал, переживания за будущее Палатки были. Но сейчас, посмотрев на все вблизи, скажу — уверен, что Палатка никогда не умрет! Ощущения ее заброшенности не возникает. Наоборот, от самого въезда со стороны Магадана, который теперь прекрасно оформлен стелой и монументом, есть чувство радости за уютный поселок. Очень хочу в следующем году приехать в Палатку летом, когда все краски ярче!

— Вот о людях мы много говорим, а по природе северной не скучаете, Михаил Александрович? — спросил я.

— Ну что природа? ей можно со стороны любоваться. Я никогда фанатом походной жизни не был, на рыбалку ездил. конечно, но не особо часто. На материке мне снятся не красоты Севера, а его люди. Нет, правда, очень часто снятся знакомые, с кем я стал дружен именно здесь, в Палатке!

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...